четверг, 14 сентября 2017 г.

Бюджет и стратегия антиправительственных сил

КС:

Ты, Рубен, у нас главный специалист по Афганистану? Твою статью, анализ полевого эксперимента по использованию помощи для борьбы с антиправительственными силами, все цитируют. Статья про то, как правила проведения выборов влияют на компетентность и этническую принадлежность кандидатов - и тоже на основе полевого эксперимента в Афганистане - мне ещё больше нравится. Но она-то как раз не очень связана с моим сегодняшним вопросом, потому что он как раз про повстанцев, "антиправительственные силы". Мы с Остином Райтом и Джарникае Уилсоном написали небольшую статью - "Rebel Capacity and Randomized Combat", в котором выделяем следующую закономерность: когда бюджет повстанцев сокращается, они меняют набор антиправительственных акций - например, вместо атак на блок-посты используют больше придорожных мин. Это, конечно, очень прикладной результат - например, если он верен и устойчив, правительству нужно менять собственную стратегию в зависимости от цен на героин (основной источник доходов у повстанцев). А, поскольку данные у нас афганские, то меня очень интересует твоё мнение.

РЕ:

То, что вы находите в своей статье звучит убедительно и вписывается в мои представления о динамике конфликта в Афганистане. Да и основная идея статьи о том, что тактика повстанцев зависит от их возможностей кажется железобетонно логичной. На столько логичной, что возникает вопрос, не написал ли кто-то уже что-то похожее. В вашем случае, наиболее близкой статьей, видимо, является работа вашего же коллеги Итона Буено де Мескита в JPE, с доходчивым названием “Rebel Tactics.” Основная идея там в том, что сильные повстанцы, используют «конвенциональную» тактику старых добрых войн с большим количеством солдат, захватом и контролем территорий. Слабые же повстанцы прибегают к «неконвенциональной» тактику террористических атак использую гораздо меньшие людские ресурсы. Эта логика очень хорошо объясняет, почему, например, растущее количество террористических атак со стороны (той самой, запрещенной в России террористической организации) ИГИЛ свидетельствует как раз об их ослаблении. Вместо построения своего «государства», они вынуждены довольствоваться запугиванием окружающего мира. В этом контексте, ваша статья звучит как хорошее дополнение работе Итона, так как показывает, что возможности повстанцев не только влияют на выбор между «конвенциональной» и «неконвенциональной» тактикой, но и на то, какую именно «неконвенциональную» тактику используют относительно слабые повстанцы.

2 комментария:

  1. Забавно... при слове повстанцы, сразу же всплывают звёздные войны... и вот во вселенно лукаса, ваше наблюдение как раз не работает...при явном отсутствии средств (а империя крнтролирует все денежные потоки, тк выросла из торговой федерации), повстанцы не перешли на теракты... а ведут планомерную борьбу разрушая главные оплоты империи (2 звезды смерти)... но впрочем это фэнтези;))

    ОтветитьУдалить
  2. И интересно... что у повстанцев за героин ;))) тема из экономики никак не раскрыта

    ОтветитьУдалить