четверг, 7 июня 2018 г.

И все-таки от профессоров есть польза

РЕ: 


Профессора элитных университетов постоянно задаются вопросом, приносит ли на самом деле их преподавание какую-то пользу студентам, или все успехи выпускников обусловлены отбором талантливых абитуриентов и постановкой "знака качества" на лоб в виде диплома. И очень хочется узнать, влияет ли само преподавание на успехи выпускников.

Статья Каролины Артеага из Лос-Анжелесского университета отвечает именно на этот вопрос. Она изучает результаты реформы, прошедшей в лучшем ВУЗа в Колумбии - университета Лос Андес. Руководство  университета решило сократить на 20% количество курсов, которые должны были взять студенты-экономисты, для получения диплома бакалавра. Решение было принято для того, чтобы привести объем программы в соответствие с международными стандартами и сократить время обучение с четырех с половиной, до четырех лет.

В результате этой реформы ни количество поступающих студентов, ни средний балл на вступительных тестах не изменились. То есть качество студентов на входе в ВУЗ  не изменилось. Но вот зарплата выпускников упали на 16%, прежде всего, за счет того, что они с меньшей вероятностью устраивались на работу в фирмы с наиболее привлекательными зарплатами.

Обидно, конечно, за не в чем не повинных жертв реформы, но все-таки приятно осознавать, что от преподавания экономики таки да есть польза.


понедельник, 9 апреля 2018 г.

Компьютер тебе судья

РЕ:

Машинное обучение – очень модная тема и академические экономисты давно  облизываются на эти методы, пытаясь найти им применение в своих исследования. Одна из проблема в том, что машинное обучение используется прежде всего для целей предсказания, а академических экономистов интересуют прежде всего вопросы причинно-следственных связей и для этого они используют массу трюков для идентификации искомых эффектов. Разница, казалось бы, не большая, но достаточная для того, чтобы создать проблемы с тем, чтобы  «поженить» эти два подхода. Для того чтобы их объединить потребовались усилия целой группы компьютерщиков и экономистов, включая таких тяжеловесов как Йон Клайнберг со стороны компьютерных наук и Сендхил Муллаинатан со стороны экономистов.

Их работа показывает, что с помощью машинного обучения можно создать алгоритм, который гораздо лучше судей будет решать, каких подследственных надо оставлять под стражей, а каких можно оставить на свободе до суда. Ключевой вопрос ­– совершат ли они правонарушения, если их оставить на свободе. Просто так ответить на этот вопрос не так просто, так как у нас есть информация только о тех подследственных, который оставили на свободе.  И тут на помощь приходят «трюки» экономистов, а именно тот факт, что дела распределяются между судьями случайным образом, а судьи делятся на более «жестких» и более «мягких». В итоге,  некоторые подсудимые оказываются на свободе только потому, что им повезло и им повезло встретиться с «мягким» судьей, а некоторые оказываются за решеткой из-за того, что им достался  «жесткий» судья. Посмотрев на такие случае, можно показать, что машинный алгоритм, основанный только на объективной информации, известной на момент принятия судебного решения, действительно работает гораздо лучше судей и что количество содержащихся под стражей подозреваемых можно сократить больше чем на 40% (!) без изменения в количестве преступлений.


Так что оказавшимся под следствием людям остается только надеяться, что решение по их делу будет принимать компьютер, а не человек.

среда, 17 января 2018 г.

Сокращатели налогов

КС:

Хорошо, когда читаешь про одно и то же в новостях и в научных статьях. Республиканцы протащили через Конгресс снижение налогов - большое для корпораций, меньшее и довольно мутное (сначала налоги снизятся, потом несколько вырастут) для граждан. Это не "победа республиканцев" - это последствия той победы, которую они одержали год назад, когда впервые почти за десять лет у одной партии оказались в руках и законодательная, и исполнительная власти. А в статье чикагских финансистов Любоша Пастора и Пьетро Веронезе как раз объясняется, что снижение налогов - это то, чем занимаются республиканцы. И что неудивительно, что при демократах и темпы роста выше, и фондовый рынок растёт быстрее. Не потому, что они демократы и чем-то лучше, а потому, что республиканцев избирают, когда всё хорошо, чтобы они снизили налоги! Как это принято в финансовой экономике, авторы не слишком сильно заботятся о том, чтобы аксиоматика действий экономических субъектов была построена с нуля. Они просто предполагают, что есть стахостически меняющийся фактор - отвращение к риску. Когда люди (в среднем) сильнее боятся риска, они устраиваются на работу в госсектор и голосуют за тех, кто обещает большее перераспределение - за демократов. Когда меньше боятся - находят работу в частном секторе и голосуют за тех, кто перераспределение (вместе с налогами) сокращает...

РЕ:

В том, что налоги снижают республиканцы, безусловно, ничего удивительного нет. Отношение к уровню налогообложения во многом и определяет разницу между республиканцами и демократами. Удивительно то, что снижение налогов, происходящее при республиканцах,  оказывается не связано ни с ростом экономики,  ни с ростом фондового рынка. Статья Пастора и Веронезе как раз пытается объяснить этот парадокс, через меняющееся (по одному Богу известным причинам) отношение к риску. 

Идея интересная и достаточно легко объясняет почему  снижение налогов скоррелированно с меньшей доходностью фондового рынка. Но вот для объяснения связи с меньшим экономическим ростом им приходится уже прибегать к достаточно изощренным предположениям о том, что для экономического роста полезно, чтобы часть предпринимателей перешла на работу в госорганы. Предположение далеко не самое очевидное, да и, мне кажется, не особо подтверждающееся эмпирически, так как из него следует, что должны быть очень сильные циклы в количестве госслужащих - больше при демократах  и меньше при республиканцах. На сколько я помню, таких циклов, на самом деле нет. 

Да и свидетельств того, что отвращение к риску выше при демократах тоже нет. Аргумент о том, что при демократах выше премия по акциям - хороший пример циркулярной логики, так как именно эту премию их модель и пытается объяснить. Т.е. вывод модели используется как довод в пользу предположений модели – эдак можно любую модель обосновать. 

Еще интересно, что у авторов проходит по категории "рациональное" объяснение, а что по категории "бихевиоральное." Тот факт, что по неизведанным причинам у людей от балды меняется отношение к риску, оказывается, рационально.  А если люди не могут полностью точно инкорпорировать будущий рост в цены акций, то это сразу же становится "бихевиоризмом." Забавно.

Так что идея, конечно, интересная, но как объяснение различий в экономическом росте между демократами и республиканцами звучит малоубедительно.